Костанов Юрий Артемович


Бесплатная юридическая консультация:

Основные данные:

Специализация: Нет сведений

Опыт в судах: Нет сведений

Награды: Национальная премия в области адвокатуры «Деловая репутация»,Золотая медаль им. Ф. Н. Плевако,Орден «За верность адвокатскому долгу»,Медаль «За заслуги в защите прав и свобод граждан I степени»

Оглавление:

Звание: Кандидат Юридических наук

Контакты:

Название организации: Нет сведений


Бесплатная юридическая консультация:

Адрес: Нет сведений

Телефон: Нет сведений

Почта: Нет сведений

Биография:

Отзывы:

Вся доступная информация об адвокате Костанов Юрий Артемович. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Костанов Юрий Артемович и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.

Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.


Бесплатная юридическая консультация:

Еще юристы:

Комментарии

Срочно необходим кон. телефон адвоката констанова юрия артемьевича

Источник: http://topurist.ru/lawyer/24469-kostanov-yuriy-artemovich.html

Костанов Юрий Артемьевич

Комментарии к публикациям, ответы на комментарии, новые публикации и все прочие события

Скрываются уведомления об ответах на комментарии и прочие частые уведомления

Показываются только уведомления о новых публикациях, днях рождения и прочие важные события


Бесплатная юридическая консультация:

Отданные пользователем голоса за публикации, комментарии и т.д. других пользователей

КД: коэффициент доброжелательности (от 1 до -1) — показатель отношения пользователя к другим пользователям

О себе

Награды

Состоит в группах

  • Полезные ссылки.
  • Статистика стоимости услуг адвокатов и юристов в РФ
  • Наша группа в Facebook
  • Наш канал в Telegram
  • Проект
  • О проекте
  • Презентационный букл​ет Праворуба
  • Статистика проекта
  • Пользовательское соглашение
  • Меморандум
  • Наши партнеры
  • Политика обработки персональных данных
  • Развитие
  • Размещение рекламы
  • Наши ссылки и баннеры
  • Визитки адвоката для полиграфии
  • Благотворители
  • Поддержать развитие проекта
  • Помощь
  • Категории пользователей
  • Рейтинг и репутация
  • Как работать на портале
  • Тариф PRO

Обо всех замеченных ошибках при работе сайта просьба сообщать при помощи обратной связи

Источник: http://advkostanov.pravorub.ru/

Адвокат Костанов Юрий Артемьевич

Адвокат Костанов Юрий Артемьевич

Об адвокате

С 1983 года – в Прокуратуре СССР (уголовно-судебное управление).

В 1990 – 1993 годах – начальник управления юстиции Москвы.


Бесплатная юридическая консультация:

С 1993 года – в адвокатуре. Выступил организатором и создателем Московской коллегии адвокатов «Адвокатская палата», куда привлек много опытных юристов из числа бывших прокурорских работников и судей. Несмотря на небольшой численный состав, в «Адвокатской палате» работает больше кандидатов наук, чем в любой другой коллегии.

Специализируется

    Как правильно пользоваться порталом

Отзывы ( 0 )

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

Категории вопросов

  • Все вопросы (330)
  • Автоюрист (46)
  • Арбитраж (44)
  • Дела семейные (48)
  • Наследственные дела (46)
  • Недвижимость (49)
  • Трудовое право (48)
  • Уголовные дела (49)

Бесплатные консультации

Адвокат отвечает на ваши вопросы

Адвокатская практика обязывает

Представляя интересы своих клиентов в суде, в дознании, предварительном следствии, остаюсь верным правовой позиции своего доверителя, до конца отстаиваю его права и свободы, в защите оригинален и непредсказуем, просчитываю действия контрагентов на шаг вперёд, при наличии предложений о компромиссном разрешении спора верю только поступкам и действиям визави, а не словам и обещаниям.

Источник: http://advo1.ru/advokaty-moskvyi-i-moskovskoj-oblasti/kostanov-yurij-artemevich

Юрий артемович костанов

КОСТАНОВ ЮРИЙ АРТЕМЬЕВИЧ

Тел.:

Тел./факс:


Бесплатная юридическая консультация:

Родился 3 мая 1941 года в г. Тбилиси. В 1963 году окончил юридический факультет Ростовского университета. Работал в прокуратуре одного из районов Ростовской области.

С 1966 года – в Ростовской областной прокуратуре. Возглавлял отдел криминалистических исследований. В то время под его началом трудились будущий писатель Данил Корецкий и будущий адвокат Людмила Панкратова. Поддерживал обвинение в суде по уникальному в своем роде «Делу ростовских фантомасов», где впервые за много лет была применена статья УК РСФСР «Бандитизм».

Участвуя в заседании Ростовского областного суда, рассматривавшего дело об убийстве, отказался от обвинения по сфабрикованному делу. Свой поступок мотивировал тем, что долг прокурора – обеспечить не обязательно обвинительный, а прежде всего законный приговор.

С 1983 года – в Прокуратуре СССР (уголовно-судебное управление).

В 1990 – 1993 годах – начальник управления юстиции Москвы.


Бесплатная юридическая консультация:

С 1993 года – в адвокатуре. Выступил организатором и создателем Московской коллегии адвокатов «Адвокатская палата», куда привлек много опытных юристов из числа бывших прокурорских работников и судей. Несмотря на небольшой численный состав, в «Адвокатской палате» работает больше кандидатов наук, чем в любой другой коллегии.

Кандидат юридических наук, доцент. Член экспертных советов, действующих при комитетах по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам в Совете Федерации и Государственной Думе РФ.

Автор готовящейся к публикации книги «Речи судебные и не только».

Хобби – горный туризм.

Кредо: «Я всегда стремился следовать древнеримскому лозунгу: Fiat justitia, pereat mundus! (Да здравствует юстиция, даже если провалится мир!)»

Бесплатная юридическая консультация:

МВД УДАРИЛО ПО АЛМАЗАМ

Единственный в стране Государственный институт (ГИН) «Алмаззолото» с момента своего создания работал по специальной правительственной программе, основными целями которой были: повышение процента выхода драгоценных камней из общего количества сырья и улучшение качества технических алмазов. Из отходов, остающихся после обработки алмазов, наши ученые создавали высокотехнологичные материалы, используемые в различных отраслях промышленности. Разработки эти велись довольно успешно до тех пор, пока некие структуры не усмотрели в действиях института противозаконный характер.

С завидным упорством на протяжении почти 5 лет органы МВД регулярно проводили «проверку документов», изымая бумаги с научными разработками, договоры и другую документацию у ГИН «Алмаззолото» и его контрагентов – предприятий, куда институт поставлял алмазные круги для работы с особо прочными материалами, шлифовальные машины и другое высокотехнологичное оборудование. Следователи пытались выявить факты незаконного оборота драгоценных камней, хищений и других, подчас самых немыслимых злоупотреблений.

Институт был создан на базе двух научных учреждений – лаборатории по драгоценным камням и лаборатории по драгоценным металлам. В свое время лаборатория по драгоценным камням передала большой алмазный кристалл Институту сверхпрочных материалов Дальневосточного отделения Академии наук. Сотрудники последнего в исследовательских целях поместили кристалл в жерло одного из вулканов. Когда наступили хозрасчетные времена, компетентные органы озаботились судьбой кристалла и задали руководству ГИН «Алмаззолото» каверзный вопрос: почему кристалл на балансе числится у вас, а на деле им распоряжается другая организация? «Хорошо! – ответили ученые. – Мы с баланса его спишем!» «Нет! – возразили инспектора. – Так вы тоже закон нарушите. Вам этот кристалл положено продать!» Так и сделали. По требованию института дальневосточники перечислили на его счет деньги за подопытный алмаз. Позже этот эпизод будет истолкован следователем как незаконная сделка. Всего в деле будет описано 170 таких эпизодов.

Помимо всего прочего, ГИН «Алмаззолото» занимался сертификацией драгоценных камней. Без такой сертификации немыслима реализация алмазов. Однако благодаря «стараниям» МВД программа сертификации в институте была свернута, и алмазный рынок России оказался в когтях «Де Бирс». В Москве появилось множество маленьких магазинчиков, торгующих алмазами весьма сомнительного качества.


Бесплатная юридическая консультация:

К уголовной ответственности были привлечены директор института и три ведущих специалиста-алмазника. Директор и главный специалист по алмазам были взяты под стражу. Адвокату Юрию Артемьевичу Костанову удалось добиться освобождения директора.

Но главным «успехом» следствия явился полный развал технической отрасли отечественной алмазной промышленности. Понятно, что, если в научном учреждении изъять документацию и ежедневно допрашивать по нескольку десятков человек, такое учреждение работать не сможет. Парализованными оказались и несколько десятков других предприятий – контрагентов ГИН «Алмаззолото». В итоге в стране почти не осталось фирм, торгующих российскими алмазными приборами, были свернуты технологии по выпуску инструментов с использованием алмазов.

Дело рассматривалось в Московском городском суде в течение полутора лет. Итогом разбирательства явилось полное оправдание всех четырех обвиняемых.

Источник: http://www.bestlawyers.ru/best/k11.html

Юрий артемович костанов

Лист адвокатов пуст.


Бесплатная юридическая консультация:

  • Уголовные дела
  • защита по уголовным делам
  • досудебные стадии уголовного дела – вызов на допрос,задержание,предварительное следствие и т.д.
  • защита по уголовным делам в суде – суд первой инстанции,апелляция,кассация,надзор
  • защита интересов потерпевшего в уголовном процессе
  • представление интересов гражданского истца в уголовном процессе
  • уголовные дела при ДТП
  • защита по уголовным делам экономической направленности
  • уголовные дела против военнослужащих
  • комиссия по помилованию осужденных по уголовным делам
  • условно-досрочное освобождение осужденных по уголовным делам (УДО)
  • погашение/снятие судимости
  • реабилитация по уголовным делам
  • реабилитация жертв политических репрессий
  • Семейное право
  • раздел имущества супругов при разводе
  • споры о детях при разводе
  • брачные договоры
  • алименты
  • установление/оспаривание отцовства
  • семейные дела
  • развод
  • Наследственное право
  • наследственные споры
  • составление завещания
  • оспаривание завещания
  • Договоры
  • разработка договоров
  • правовой анализ договоров
  • юридическое сопровождение сделок
  • Недвижимость
  • сделки с квартирами, жилыми домами
  • сделки с земельными участками/земельными паями
  • коммерческая недвижимость – приобретение | экспертиза титула | аренда и др.
  • жилищные споры
  • раздел недвижимого имущества при разводе
  • определение порядка пользования жилыми помещениями
  • выселение из занимаемой жилплощади
  • вселение в квартиру/жилой дом
  • покупка недвижимости за границей
  • приватизация жилья
  • перепланировка квартир
  • перевод квартир в нежилой фонд
  • защита прав дольщиков/пайщиков жилищных кооперативов
  • регистрация по месту жительства/пребывания
  • земельные споры
  • дачная амнистия
  • ДТП
  • юридическая помощь при ДТП
  • лишение прав при нарушении ПДД
  • штрафы при нарушении ПДД
  • обжалование незаконных действий сотрудников ГИБДД
  • возмещение материального вреда при ДТП
  • возмещение вреда здоровью при ДТП
  • споры со страховыми компаниями – ДТП | угон | ущерб
  • «скорая юридическая помощь» при ДТП
  • Бизнес
  • проверки государственных органов, споры с госорганами
  • корпоративные споры – споры акционеров | участников ООО
  • открытие фирм | регистрация некоммерческих организаций
  • юридическая защита бизнеса | бизнес адвокат
  • антирейдер – защита от рейдерских захватов
  • юридическое сопровождение бизнеса | абонентское обслуживание
  • участие в деловых переговорах
  • таможенные споры
  • лицензирование
  • оффшоры
  • защита деловой репутации
  • Due Diligence
  • Сопровождение ВЭД
  • Корпоративное право
  • Корпоративное право
  • банкротство предприятия
  • сделки купли-продажи бизнеса / долей ООО / акций
  • Налоговое право
  • налоговые споры
  • налоговое планирование | налоговая оптимизация
  • международное налоговое планирование
  • Медиация
  • медиация
  • Гражданские споры
  • гражданские споры
  • досудебное урегулирование гражданских споров
  • представительство в судах общей юрисдикции, в мировых судах
  • составление процессуальных документов (исковое заявление, отзывы, ходатайства . )
  • Арбитражные споры
  • арбитражные споры
  • представительство в арбитражном суде
  • составление процессуальных документов
  • досудебное урегулирование арбитражных споров
  • третейский суд
  • Исполнительное производство
  • исполнительное производство (исполнение судебных решений)
  • обжалование действий судебных приставов
  • Интеллектуальная собственность
  • интеллектуальная собственность
  • авторское право
  • патенты на изобретения
  • товарные знаки, фирменные наименования
  • интернет и доменные споры
  • Трудовое право
  • трудовое право
  • локальные акты предприятия-создание, правовой анализ
  • увольнение/восстановление на работе
  • взыскание заработной платы
  • забастовки
  • создание профсоюза
  • Личный адвокат
  • программа – личный адвокат
  • Эмиграция | иммиграция
  • помощь в эмиграции
  • получение вида на жительство в РФ
  • получение разрешения на работу в РФ для иностранцев
  • получение разрешения на работу в других государствах
  • получение статуса беженца/вынужденного переселенца
  • Гражданство
  • получение гражданства РФ
  • получение гражданства других государств
  • Военное право
  • военное право
  • освобождение от призыва
  • отсрочки от армии
  • медицинское право
  • медицинское право
  • ведение дел в ЕСПЧ
  • представительство в Европейском суде по правам человека
  • конституционный суд
  • ведение дела в конституционном суде
  • Адвокатское расследование
  • адвокатское расследование
  • Защита прав потребителей
  • защита прав потребителей
  • защита ОТ потребителя
  • Административное право
  • Административное право
  • Морское право
  • Морское право
  • Взыскание долгов
  • Взыскание долгов

Живая лента блога

Гонорар адвоката и гарантия по делу.

А вы знаете, что выплаты клиентом адвокату и юристу отличаются как по порядку оплаты, так и по назначению самих платежей?!

АДВОКАТ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Правовая помощь по уголовным делам

Нужен адвокат?!

Практикующий адвокат Владимирской областной коллегии адвокатов -1

Сложность и неоднозначность при установлении причинно-следственных связей при расследовании медицинских дел.

Освещены проблемы установления причинно-следственных связей при расследовании по медицинским делам, с примерами из судебно-медицинской практики.

Оговорка: Информация, представленная на « 1P.RU Первый Правовой » не является юридической консультацией. « 1P.RU Первый Правовой » является средством поиска адвокатов, оказывающих квалифицированную юридическую помощь, « 1P.RU Первый Правовой » помогает найти адвоката в любом городе России. « 1P.RU Первый Правовой » не является посредником или агентом адвокатов и/или адвокатских образований (адвокатских кабинетов, коллегий адвокатов, адвокатских бюро, юридических консультаций). Ни при каких условиях « 1P.RU Первый Правовой » не отвечает за результат поиска, а также за выбор пользователем адвоката для оказания помощи. Доступ на сайт « 1P.RU Первый Правовой » и использование сайта « 1P.RU Первый Правовой » определяется пользовательским соглашением.


Бесплатная юридическая консультация:

Свидетельство о регистрации СМИ — Эл № ФС. 16+ (для детей старше 16-ти лет)

Источник: http://www.1p.ru/user/lawyerCart/id/47046

Юрий артемович костанов

Юрий Костанов – один из многих адвокатов, которые традиционно критически настроены в отношении представителей судейского сообщества, органов следствия и прокуратуры, но один из немногих, кто хорошо знает достоинства и недостатки этих институтов изнутри. Следователь, прокурор отдела областной прокуратуры, прокурор Управления по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах Прокуратуры СССР, начальник Управления юстиции г. Москвы, которое курировало столичные суды, председатель президиума Московской коллегии адвокатов "Адвокатская палата" (в настоящее время – МКА "Адвокатское партнерство") с момента ее образования до 2011 г. – таковы основные вехи его юридической карьеры. Одни величают Костанова известным, другие – знаменитым, третьи – маститым адвокатом. Впрочем, его многочисленные убедительные победы в судах красноречивей эпитетов (об одном таком деле "Право.Ru" писало здесь). В апреле с. г. член СПЧ Костанов вошел в состав межведомственной рабочей группы по подготовке концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи в рамках госпрограммы РФ "Юстиция".

"Право.Ru" предоставляет читателям возможность лучше узнать Костанова по его публичным высказываниям, сделанным в период с 1969 г. по настоящее время. О том, какую роль сыграли в его жизни плакат, пьяный с ружьем, мэр Москвы Юрий Лужков и глава Мосгорсуда Зоя Корнева, какая связь между "постовым милиционером" и судьей, сколько человек было расстреляно по его обвинениям в бытность прокурором, а также о многом другом – в его цитатах.

О себе

Мне было лет 15, когда я наткнулся в центре Ростова, где я жил, на очень интересный плакат: представьте себе, стоит молодой человек, в руках у него красная книжица с буквами "БСМ" на обложке. И подпись: "Ты записался в бригады содействия милиции?" <…> По возрасту записываться в бригады мне было слишком рано, но выглядел я старше, пошел в райком комсомола, где, не вдаваясь в детали, мне выдали направление в райотдел милиции. В милиции меня тоже ни о чем не спрашивали и записали в бригаду. В итоге я выполнял самую черную работу – патрулировал улицы, ходил с участковым, который вел учет всем своим алкоголикам и отсидевшим. Потихонечку я приобщился к работе уголовного розыска и понял, что по этой дорожке мне и следует идти.


Бесплатная юридическая консультация:

Я ушел [со следственной работы] в 1966 году по здоровью. Вышло так: сижу я у себя в кабинете районной прокуратуры, бумажки пишу. Забегает мужичок: "Товарищ следователь! Там пьяный с ружьем на улице, что делать?" Я выскакиваю на улицу, и там действительно ходит человек с "воздушкой". И он, совершенно неожиданно, бьет меня по голове прикладом. У меня легкая контузия, очевидцы вызывают милицию, преступника задерживают. Позже у меня начинаются головные боли, и я решаю со следовательской работы уйти. Нашлась вакансия помощника прокурора, и начал я выступать в судах сначала по гражданским, а потом и по уголовным делам. Довольно быстро меня назначили прокурором областного аппарата, и работал я в этой должности до самого перевода в Москву, до 1983 года.

Поддержание обвинения в судах – работа интересная. Я никогда не позволял себе, выступая в суде, поддерживать до запятой то, что написало начальство. Вторая часть работы – выступление в кассационной коллегии областного суда. Меня интересовали законные приговоры, а не формальные. И третья часть – проверка в порядке надзора, и были случаи, когда я требовал приговор отменить. Я не один такой был героический.

[Из прокуратуры] я ушел в самом конце 1989 года… Ушел на должность начальника управления юстиции Москвы и работал на этом месте до 1993 года. Я не могу сказать, что это были лучшие годы моей жизни, но это был, безусловно, интересный опыт. Старое законодательство не работало, мы создавали новые законы, о статусе судей например, также мы ввели институт нотариата. Во времена ГКЧП, когда милиция отлавливала нарушителей комендантского часа, я направил всем судьям указания, что нужно исполнять распоряжения только конституционных органов, а распоряжения квазивласти исполнению не подлежат. И мне известен только один случай, когда милиция привела в суд человека, задержанного за нарушение комендантского часа, назначенного гэкачепистами, и судья его оштрафовал. Я пригласил этого судью к себе и предложил написать заявление об уходе.

Я никогда судебных речей не писал заранее. Готовить речь заранее по материалам предварительного следствия дело неразумное, во-первых, потому, что нельзя в судебное заседание идти с заранее сформулированными выводами – ведь отсюда и рождается обвинительный уклон, в основе которого убеждение в приоритетности материалов и выводов следствия предварительного по сравнению с судебным. Ход судебного следствия всё в деле может изменить…

О карьере юриста и его профессионализме

Есть такая хорошая книга – издана была, по-моему, в 1913 году <…>. Там коллега очень хорошо написал, какова должна быть карьера юриста. Первая ступень – это кандидат на судебные должности. Это примерно то же, что у нас секретари канцелярии в судах, несколько лет. Вторая ступенька: судебный секретарь, который сидит и пишет. Дальше он должен быть судебным следователем. Всё несколько лет. Потом – несколько лет товарищем прокурора. У нас это – помощники прокурора. Следующая ступенька тоже несколько лет – адвокатом. И только потом, годам к 50, он становится готовым для того, чтобы стать судьей. У него и жизненный опыт большой, и в судопроизводстве он прошел по всем ступенькам. Профессионально это было бы здорово. Но скажите, пожалуйста, где та очередь из адвокатов, которые хотят стать судьями?


Бесплатная юридическая консультация:

Профессионализм – это не просто овладение ремеслом профессии, это нечто большее. Для меня профессионализм состоит из двух критериев – высокой квалификации и умения воевать. Тот, кто четко знает законы, но бездушно делает свое дело, – ремесленник. Профессионализм подразумевает беспокойство за судьбу доверителя из-за нарушений закона. Если человек отвечает этим критериям, он будет для меня авторитетом. Конечно, авторитет подразумевает еще и большой опыт работы.

[Для меня авторитет в профессии] – Семен Ария, Генрих Падва. Блестящий оратор и настоящий боец – Генри Резник. Я многих мог бы назвать. Восемь лет я проработал в квалификационной комиссии Адвокатской коллегии Москвы, все ее члены очень серьезные, авторитетные люди, с ними было интересно работать.

Я со следователем начинаю говорить о Конституционном суде – он на меня смотрит скучным взглядом – это все неинтересно. Вся эта постановка – она приводит к тому, что обвинительный уклон торжествует всюду. Ну, кроме того, что существует – я не могу этого не сказать – общий, как это теперь принято говорить, тренд в государстве, когда вся власть считает, что мы все не равноправные участники, а мы объекты их многотрудной деятельности. Это ведь коренится с древних времен. Покупатели мешают всегда продавцам, пациенты – врачам, школьники – учителям, а подсудимые мешают судьям, обвиняемые – следователям.

В Советском Союзе худо-бедно была устоявшаяся система. Да, шли безобразные процессы над диссидентами, и в нарушение всех законов Конституции Сахарова отправили в ссылку, но в массе своей общие уголовные дела рассматривались правильно. В середине 90-х годов процесс вымывания опытных и грамотных кадров стал лавинообразен: старые кадры ушли, и молодежи стало не у кого учиться. Пришла какая-то пацанва. Когда я читаю в уголовном деле, что следователь по особо важным делам при прокуратуре юрист 1-го класса, то это значит, что он – капитан и стаж у него лет пять, не больше. Следователя-важняка надо воспитывать гораздо дольше, невозможен важняк с таким стажем!

Союзный аппарат [Генпрокуратуры СССР] был достаточно квалифицированный. По крайней мере, эту часть работников, которые занимались судебными делами, никто иной, как президент нашей городской адвокатской палаты Резник, называет элитой юридического мира, Резник, который никак не склонен к любви к прокуратуре. Прокуратура все эти функции утратила начисто, она теперь называется… силовиками они себя называют. Почему они силовики, до сих пор понять не могу.


Бесплатная юридическая консультация:

О приходе в адвокатуру с прокурорской должности

Моя адвокатская практика оказалась более разнообразной, нежели прокурорская. Начинать пришлось с выступлений в суде по делам гражданским, что в общем-то было для меня довольно неожиданно – ведь до этого я в качестве вначале следователя, а затем прокурора участвовал в расследовании и судебном рассмотрении дел только уголовных. Как говорится, с судьбой не поспоришь – пришлось осваивать цивилистику…

Меня и моих коллег, пришедших в адвокатуру со следственной либо прокурорской работы, нередко упрекают чуть ли не в измене идеалам и принципам: вчера ловили преступников и обвиняли, а сегодня разваливаете дела! <…> Никто не вправе упрекнуть меня в незаконных методах защиты: я не подговариваю свидетелей, не подкупаю потерпевших, не передаю взяток следователям и судьям, не пользуюсь своими знакомствами в правоохранительных "верхах". И если дела, в которых я участвую как защитник, "разваливаются", то это потому лишь, что "слеплены" они были плохо.

Один из моих коллег бывших, прокуроров, даже сказал – когда при нем мне стали задавать вопросы: "Почему же ты, мол, знамена поменял?" – он так посмотрел ехидно и говорит: "Да тут не он поменял, сегодня прокуратура знамена поменяла". Какая разница? Я и там и там отстаивал закон. Ведь я, в прокуратуре работая, не только поддерживал обвинения, но и отказывался.

Я в адвокатуре делаю то, что и раньше, – защищаю прежде всего закон.<…> И кто из нас "предатель и изменник": я и мои коллеги, или те, кто, присягнув "непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил" [из текста присяги прокурорских работников], на деле попустительствует грубейшим нарушениям закона, растаптыванию прав и законных интересов личности?

Я всегда считал, что прокурор более свободен в формировании своей позиции в процессе, чем адвокат. Позиция адвоката всегда определена позицией его подзащитного или доверителя. Адвокат не вправе назвать своего подзащитного виновным и просить судей только о снисхождении, если он сам виновным себя не признает, даже когда на самом деле подсудимый виноват и кроме как на снисхождение судей рассчитывать больше не на что. Прокурор же должен быть заинтересован только в одном – чтобы приговор судом был вынесен законный, независимо от того будет он обвинительным или оправдательным.


Бесплатная юридическая консультация:

Каждый должен честно делать свое дело. Меня студенты часто спрашивают, если вы говорите, что в стране все так плохо, адвокаты – пасынки правосудия, в жалобах отказывают, оправдывают редко, зачем же вы продолжаете этим заниматься? Я отвечаю: а как бы мы смотрели на врача, который бросает без помощи безнадежно больного? Это во-первых, а во-вторых, иногда же удается чего-то добиться, если сражаешься до конца.

О судебной системе

Довольно давно, когда я еще не был адвокатом, по каким-то делам навестил своего старого знакомого – тогда первого заместителя председателя Верховного суда РФ Владимира Радченко. Мы знакомы еще со времен его работы в аппарате ЦК КПСС. Я же тогда трудился в центральном аппарате Прокуратуры СССР. Уже в то время задавал ему схожие вопросы: как судьи ВС относятся к объединению арбитражных судов с судами общей юрисдикции? Зачем вообще нужна самостоятельная ветвь судебной власти, когда можно сделать третью коллегию – по хозяйственным делам? Он, человек обычно выдержанный, в ответ высказывался довольно экспрессивно: "Не дай бог! Ты не представляешь, что это будет!" Но я-то, задавая вопрос, держал в голове то, о чем сейчас рассуждают СМИ в контексте данного объединения – о единстве практики. Ведь и одни и другие руководствуются одним и тем же Гражданским кодексом РФ. И у них не всегда получалось выносить одинаковые по смыслу решения.

Когда судья, глядя на меня пустыми глазами, оглашает решение, которое явно не соответствует закону, о какой порядочности можно говорить? Если на мою жалобу на 23 страницах судья отвечает одной фразой, получается, что суд вообще не признает за нами [адвокатами] никаких прав, не хочет вступать в диалог. Есть и такие адвокаты, не только судьи. Все мы одинаковы. Во всех корпорациях есть кто-то чуть хуже или чуть лучше, героев и мерзавцев можно найти в любой профессии. К сожалению, люди, способные отстаивать законность, выдавливаются из госаппарата, следствия, прокуратуры, судов. Мне часто говорят: раньше, мол, все держалось на нравственности, а сейчас рынок. А рынок разве требует, чтобы мы все были жуликами?

Наши судьи считают себя замыкающим звеном в цепочке, которая начинается с постового милиционера (сказано в марте 2012 г. на круглом столе "Реформа и контрреформа уголовного судопроизводства", посвященном законопроекту СКР о введении в УПК понятия "объективной истины" и процедуры доследования).

Единоначалие в судебной системе – это очень плохо. Судья в принятии решений должен быть свободен. Когда я был начальником московского Управления юстиции, у меня случались [по этому поводу] конфликты и с Юрием Лужковым, и с тогдашним председателем Мосгорсуда Зоей Корневой. И когда почва из-под ног совсем стала уходить, ушел.


Бесплатная юридическая консультация:

Большинство следователей, прокуроров и, как ни странно, судей настроены против суда присяжных.

О процессуальной культуре

В молодости, по неопытности, конечно, совершал какие-то процессуальные ошибки. Но чтобы сознательно идти на нарушение закона – никогда!

Сегодня процессуальная культура предварительного (да и судебного) следствия упала до недопустимо низкого уровня, а презумпция невиновности, несмотря на широковещательные заявления руководителей страны о строительстве правового государства и судебной реформе, вновь становится "факультетом ненужных вещей".

Немудрено, когда рассмотрение дел поставлено на поток, на конвейер, тогда не может не быть процессуального упрощенчества, тогда и становится (вполне в интересах власти исполнительной) презумпция невиновности "факультетом ненужных вещей".

Результат процессуальной безграмотности оперативников и следователей, прокуроров и судей – осуждение невиновных и оправдание виновных.

Мое дело – закон, и суть моих жалоб на процессуальные нарушения ничуть не изменилась. Просто раньше я их подписывал "прокурор Костанов", а сейчас – "адвокат Костанов". По архитектонике текста, по материалам – никаких отличий. Меня учили, что если я в прокуратуре сижу, то приговор должен быть законным, и без разницы, какой он – обвинительный или оправдательный. На сегодняшний день моя задача не изменилась.


Бесплатная юридическая консультация:

Мы уже, к сожалению, начинаем привыкать к тому, что показания незаконными методами получают у подозреваемых и обвиняемых, когда их незаконно задерживают и даже применяют физическое насилие.

Будучи достаточно близко знаком с ситуацией, готов утверждать, что "разваливают" дела не адвокаты, а сами следователи – своей безграмотностью, увлечением только одной (простейшей) обвинительной версией, небрежением к процессуальным нормам.

О прокурорском надзоре за предварительным следствием

Я всегда был сторонником расширения прокурорских полномочий по осуществлению надзора за предварительным расследованием. Когда в свое время образовали СК, одновременно без всяких к тому оснований и научных доводов упразднили прокурорский надзор за следствием. Его заменили ведомственным контролем со стороны начальников соответствующих отделов. Исторически известно, что ведомственный контроль никогда не может компенсировать отсутствие прокурорского надзора. Следователь не делает ни одного шага без своего согласования с начальником отдела, а жаловаться на него можно только этому самому начальнику отдела. Разве жалоба будет объективно рассматриваться?

Кроме того, сложившаяся система способствует снижению качества самого следствия. Особенно плохо это в связи с многочисленными нарушениями прав и обвиняемых, и подозреваемых, и потерпевших тоже, кстати. Я не первый, кто об этом говорит. Уровень следствия у нас упал, как теперь принято говорить, ниже плинтуса. Настолько ниже, что даже измерить трудно. Заглядываешь в эту пропасть – и дна не видишь.

Если надзор был плох, надо было принимать меры по улучшению, а не упразднять его вообще. Существует масса структур, которые плохо работают. То же здравоохранение – работает плохо, так что, давайте его вообще упраздним? Давайте все будем ходить к знахарям, заниматься самолечением?


Бесплатная юридическая консультация:

О коррупционном поведении судей и адвокатов

Неужели же здесь самое главное – найти, сколько адвокатов виновато в сговоре? Ну уж простите, если такой сговор возникает, так, значит, и есть с кем сговариваться. И что это за такие следователи, судьи, которые сидят и ждут, когда к ним адвокат придет сговариваться? Так гоните их!

Об отношении к смертной казни

Я четверть века проработал в прокуратуре, поддерживал обвинения по делам со смертными приговорами… Я профессионально сужу о том, что такое смертная казнь!

По моим обвинениям было расстреляно 11 человек, по численности – состав футбольной команды, были среди них и жестокие убийцы, и бандиты. Всех их по правде расстреляли, и сказки о том, что подсудимых по таким делам отправляли на урановые рудники, не имеют никакого под собой основания.

Я и тогда, и сейчас считаю, что общество, в принципе, если оно не состоянии обезопасить человека иным путем, оно имеет право от него избавиться хотя бы так [путем смертного приговора].

Запрашивая такие приговоры, я ни минуты не сомневался в своей правоте. Но сейчас я, как и многие, стал противником смертной казни – и не из толстовских соображений, а вот почему: уровень нашего предварительного и судебного следствия настолько низок, что мы не можем знать, виновен подсудимый или нет.


Бесплатная юридическая консультация:

Об уголовном наказании

Все рассуждения о праве общества на наказание касаются, однако, только права наказывать виновных, права наказывать невиновных ни у какого общества быть не должно.

Правосудие торжествует, когда карает виновного, но еще большее торжество правосудия означает оправдание невиновного.

Любое уголовное наказание противно человеческой природе. Но наказание вызвано к жизни преступлением, оно лишь ответ на действия преступника.

Наказание – действительно зло. Но зло, которое преступник сам себе причинил.

Никакой приговор не может быть справедливым, если он не учитывает мотивов содеянного, побуждений, которые двигали подсудимым.


Бесплатная юридическая консультация:

Уголовные дела – это дела о людских деяниях, и нет двух одинаковых дел, ибо нет двух одинаковых людей.

Гарантии вынесения законного решения или приговора по уголовному делу в суде в нашей стране, на мой взгляд, практически нет. Какая гарантия? Гарантией могли бы быть судьи, которые всегда исполняют закон, всегда действуют в интересах права, а не каких-то сиюминутных соображений.

Плохая охрана не освобождает вора от ответственности.

О законах и законодательстве

У нас такой УПК, который трудно назвать вообще законом. Потому что меня, например, в родном тогда еще госуниверситете приучили к тому, что закон – это символ стабильности… Вот я подсчитал, в 2009 году было принято 13 федеральных законов о внесении дополнений и изменений в УПК РФ. Чаще чем раз в месяц. Но это не предел, потому что в 2010 году таких законов было принято 27. Это чаще чем два раза в месяц. Работать ведь невозможно. Если когда-то какие-то статьи закона я знал наизусть, но все равно носил с собой кодекс в процесс, себя как-то контролировал, то теперь же ничего знать на самом деле нельзя. Потому что сегодня это так, послезавтра уже совершенно иначе. И естественно, при такой чехарде законов судья может сделать все что угодно с уголовным делом. Гражданский процессуальный кодекс не лучше, там – то же самое.

Издательства выпускают свежие издания кодексов трижды каждые два месяца и не поспевают за бешеными принтерами Госдумы. Законы плохи и очень плохи. Иногда удается добиться разумных решений.

Не нужно думать, что в стране, в которой никто (в том числе и судьи) не исполняет законы, внесение в процессуальные кодексы улучшений даже частных лишено смысла. Курочка по зернышку клюет – а сыта. Надо на пути шариковщины выставлять преграды – хотя бы такие, раз уж радикальных перемен не предвидится пока.

Главный недостаток КоАП – попытка ввести ответственность за все на свете. Кроме того, в документе зафиксировано громадное количество органов, которые могут привлекать граждан к административной ответственности и налагать взыскания, а меры ответственности, предусмотренные КоАП, по своей жестокости давно приблизились к уголовным наказаниям.

Законы должны защищать от плохих чиновников, а не хорошие начальники.

Реплики адвоката Костанова в процессах

Уважаемая коллегия! Человеческие руки так устроены, что не могут ничего схватить своей тыльной стороной. Если допустить, что судья А-ов прав и действительно взорвалась лампочка, то как объяснить, что шрамы у Э-гова образовались на тыльной стороне пальцев?

Гособвинитель предлагает доверять этим показаниям только потому, что они "получены с соблюдением требований закона". Но это – условие допустимости доказательств, а не их достоверности, а прокуроры этого не поняли.

Если бы профессионализм подтверждался умением читать, то дипломы о высшем юридическом образовании давали бы в первом классе школы. С 2008 года изменились требования закона, и вменяемая К-ову статья 174.1 УК РФ ("легализация") поменялась не только в конкретных пунктах, но и в основной части. Прокурор обязан это понимать и учитывать! Даже если закон вам не нравится, извольте его исполнять!

Но мы же не в церкви, чтобы говорить о вере. Нужны доказательства, а их нет.

От объективного вменения русское право отказалось еще во время Великих реформ 1860-х годов. Истина – это не то, что велит начальство, а то, что соответствует правде жизни.

Я не сторонник стадионной демократии и стадионного правосудия. Но я считаю, что народ не бывает перед властью виноватым: даже если народ ведет себя неадекватно, виновата в этом неадекватная власть.

Главное

Темы дня

Новости

Выбор редакции

Главное

Новости

Интерправо

Громкие дела

Актуальные темы

Мнение

Свидетельство Эл №ФС

Выдано Федеральной службой по надзору

в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Источник: http://pravo.ru/story/view/118999/

Юрий Костанов: «Мы не должны торговать правосудием»

Об особенностях работы российских адвокатов

Фото: «Новая газета»

Об особенностях работы российских адвокатов

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

«За прокурором стоит закон, а за адвокатом — человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек взбирается на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей».

Федор Плевако, адвокат

На днях Комитет Госдумы по гражданскому и уголовному законодательству подготовил поправки в УПК, касающиеся полномочий адвоката. В частности, речь идет о том, что теперь защитник сможет проходить к своему подзащитному в следственный изолятор без разрешения следователя, а лишь по предъявлению адвокатского удостоверения и ордера. Эта инициатива депутатов Госдумы появилась после реакции Путина на выступление советника Федеральной палаты адвокатов, члена СПЧ Юрия Костанова на встрече СПЧ с президентом РФ 1 октября этого года: «Если нужны дополнительные решения на уровне Верховного суда РФ, дополнения в закон, давайте это сделаем».

Но недопуск адвокатов к заключенным в СИЗО — это лишь одна из проблем в ассортименте противодействия институту защиты со стороны репрессивного аппарата юстиции. Об особенностях сегодняшнего российского правосудия адвокат Юрий Костанов рассказывает в интервью «Новой газете».

— Юрий Артемович, на недавней встрече СПЧ с Путиным вы сказали: «Мы не должны торговать правосудием». Что вы имели в виду под этим?

— Мы, я и Тамара Георгиевна Морщакова (судья Конституционного суда в отставке, член СПЧ. — Е. М.), имели в виду, что нельзя адвокатов делать рыночными. Адвокатура — это не коммерческое предприятие, и коммерциализация адвокатуры ни к чему хорошему не приведет. Адвокат должен в первую очередь думать о судьбе своего подзащитного. А если он будет думать прежде всего о заработке, о гонораре, ничего хорошего из этого не выйдет, тогда люди небогатые (а таких в стране большинство) фактически останутся без защиты.

Откуда это все родилось? Объясняют это тем, что, мол, наши адвокаты не должны жить хуже адвокатов других стран. Это прекрасная идея, конечно, но нельзя рыночные отношения таким образом вкидывать в уголовную защиту. Здесь рынку не место.

— А разве сейчас не рыночные отношения? Сейчас адвокаты очень часто берут огромные деньги с клиентов.

— Адвокаты не должны брать огромные деньги. Идея такая: нужно, чтобы всех юристов, обслуживающих бизнес, большинство из которых не имеют адвокатского статуса, тоже сделать адвокатами. Почему? А потому что органы адвокатуры имеют возможность осуществлять контроль за качеством работы адвокатов: мы рассматриваем жалобы на тех, кто нарушает закон, изгоняем их из адвокатуры и т.д. Кроме того, есть входной контроль: чтобы стать адвокатом, нужно сдать экзамен. А юристы бизнеса экзаменов не сдают, никто не проверяет качество их работы, жаловаться на них вообще некому, если они обманули клиента. Нужно помнить, что по Конституции люди имеют право не на любую юридическую помощь, а на квалифицированную юридическую помощь.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

В свое время даже в Арбитражно-процессуальном кодексе и в законе об адвокатуре была норма о том, что в судах могут выступать только адвокаты. Потом вольные юристы обжаловали это в Конституционном суде, и Конституционный суд пришел к выводу, что доверитель вправе сам выбрать, кто его будет защищать, и потому эти нормы неконституционны. Я там выступал как представитель Федеральной палаты адвокатов. Конечно, я отстаивал иную позицию. Я спрашивал у вольных юристов: почему вы воюете за невежественность юристов в суде? Никто же не возражает против того, что медицинской практикой должны заниматься дипломированные врачи. И что бывает, когда этим занимаются знахари, мы тоже ведь знаем. Вот суть разногласий. Теперь предлагается всех объединить и сделать обязательным адвокатский статус для участия в судебном заседании.

— Общественный защитник — это совершенно другое. Общественный защитник в редчайших случаях может осуществить реальную защиту. «Общественные защитники» — это термин, пришедший к нам из советских времен, когда коллектив выбирал общественного обвинителя или общественного защитника. Сегодня общественным защитником может быть любой человек, который по просьбе обвиняемого принимает участие в процессе наряду с адвокатом. Но только наряду с адвокатом. Он один этого делать не может. Чаще всего люди выбирают себе в защитники своих супругов или близких родственников, друзей. Адвокат принимает защиту на себя, занимаясь сложными правовыми вопросами, и у него нет времени бегать по изоляторам, передачи носить и т.д. Вот этим часто и занимаются общественные защитники.

На все воля следователя

— В последние годы много случаев, когда следственные изоляторы без разрешения следователя не пускают адвокатов к подследственным.

— По Конституции каждый обвиняемый, подозреваемый имеет право на свидание с защитником, на получение квалифицированной юридической помощи с момента задержания. Как правило, это должен быть адвокат. От задержанного зависит, кто будет его защищать. Не следователь выбирает, а он сам. Это право самого обвиняемого. Адвокату не нужно разрешение следователя, адвокату разрешает сам задержанный.

Если у задержанного по ряду причин нет знакомых адвокатов и его родственники не могут никого подключить, только тогда у следователя появляется обязанность обратиться в адвокатскую коллегию или бюро и назначить адвоката через это адвокатское образование.

А практически получается иначе. Чаще всего человек в момент задержания находится в состоянии аффекта, потому что его неожиданно схватили за руку, привели в полицию, приковали наручниками к батарее, пытаются психологически ошеломить и получить какие-то показания, непонятные для него самого. В законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» сказано, что первый допрос должен быть с участием адвоката, иначе все, что там сказано, если задержанный потом откажется, не имеет юридической силы.

Нигде, ни в каком законе не было предусмотрено, чтобы к следователю ходить за разрешениями.

Это было только в одном нормативном акте — в положении о внутреннем распорядке в следственных изоляторах и тюрьмах. Это подзаконный акт, инструкция, введенная и МВД, и Верховным судом, и прокуратурой, и ФСБ, в общем, всеми ведомствами. Это надо было обжаловать в Верховный суд. Это было сделано адвокатом Писаревским из Петербурга. Но Верховный суд ему отказал.

Я обжаловал это. Верховный суд и мне отказал. И тогда я обратился в Конституционный суд. Конституционный суд признал закон, который позволял ведомствам самим определять порядок свиданий с адвокатом, неконституционным.

На этом основании я опять пошел в Верховный суд, и Верховный суд признал неконституционным само правило, которое требовало разрешений.

Первые несколько лет постановление Конституционного суда исполнялось. Потом потихонечку все вернулось назад. Мне нужно получить свидание со своим подзащитным, я пришел в изолятор, а мне говорят: «Дайте разрешение следователя». Я иду к замначальника и говорю: «В чем дело?» — «А вот дайте разрешение от следователя». Я говорю: «Конституционный суд сказал, что не надо». — «Я сам был на Конституционном суде, это все не так». Кто был? Этот человек был лейтенантом, когда в Конституционном суде рассматривался этот вопрос, его бы туда близко не подпустили.

Другой случай. В «Бутырке» в аналогичной ситуации опять же дежурный замначальника изолятора мне гениальную фразу сказал:

«Мы вчера на совещании обсуждали — исполнять этот закон или не исполнять». Можете себе представить?! Тюремные чиновники решают, исполнять им закон или нет!

В «Лефортове» арестованному Гайзеру (Вячеслав Гайзер, на момент ареста 19 сентября 2015 года глава Республики Коми. — Е. М.) сказали, что никакого адвоката без разрешения следователя к нему не пустят. Например, адвокат Ставицкая долго не могла получить в том же «Лефортове» свидание с Сугробовым (Денис Сугробов, бывший начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ. Арестован 8 мая 2014 года. — Е. М.).

У меня накопилась переписка с Минюстом, я обжалую все эти безобразия. Я пишу, что такому адвокату не дали разрешения, такому не дали… Они отвечают: «Правильно, что не дали». Когда министрами были Степашин или Федоров, легко было дописаться до самого министра, а сейчас министерство разбухло и выше директора ФСИН я попасть не могу. (Директором ФСИН РФ с 2012 года является Геннадий Корниенко. — Е. М.) То есть на кого жалуюсь, только к тому и попасть могу.

— И что в этой ситуации делать адвокатам, когда сотрудники ФСИН не пускают их к своим подзащитным?

— Теоретически мы можем обжаловать это в суд. Но адвокату нужно свидание получить срочно, здесь и сейчас. А судебная процедура по сути своей достаточно громоздкая и долгая, то есть здесь и сейчас не получится. Поэтому адвокату проще найти следователя, ухватить его за фалды и сказать: «Подпишите разрешение», чем идти в суд, писать заявление и ждать, пока состоится разбирательство.

— А если следователь принципиально не хочет, чтобы именно этот адвокат занимался именно этим уголовным делом, этим подзащитным?

— Ну не хотят следователи, ясное дело. Вот от той же Ставицкой все время пытаются избавиться, она достала и следователей, и судей, потому что заявляет ходатайства, требует что-то сделать, а им не хочется этого.

— А что касается так называемых адвокатов по назначению, которых предоставляет следствие…

— Теоретически они должны и работать так же, как и адвокаты по соглашению. Более того, и в законодательстве, и в Кодексе профессиональной этики написано, что адвокат по назначению обязан осуществлять защиту на тех же началах, такими же способами, такими же методами, как адвокат по соглашению. На практике это далеко не так бывает, далеко не так.

Я никогда не забуду беседу с одним адвокатом, не буду называть его фамилию. Мы стояли вместе на крылечке Останкинского суда, тихо курили, разговорились, и он мне пожаловался: «Следователь совсем оборзел». — «А что такое?» — «Да он, понимаете, требует с меня по 100 долларов за каждого клиента, которого ко мне присылает». Оказывается, у него со следователем «джентльменское соглашение»: если появляется обвиняемый и следователь видит, что дело пойдет все равно на прекращение, он начинает человека запугивать: «Смотри Уголовный кодекс, тебе грозит 10 лет». — «А что делать?» — «Адвоката нужно хорошего, могу посоветовать». Тот бежит к этому адвокату, платит ему какие-то деньги (а адвокату нужно платить), адвокат пишет ходатайство, дело прекращается. Адвокат пушистый и хороший, свое получил и делится со следователем. Вот такое безобразие. Это, конечно, не так часто бывает, но бывает.

(В 80 процентах случаев защита по уголовным делам осуществляется адвокатами по назначению. Согласно постановлению правительства от 01.12.2012 № 1240, «размер вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, составляет за один рабочий день участия не менее 550 рублей и не более 1200 рублей, а в ночное время — в размере не менее 825 рублей и не более 1800 рублей». Индексациии вознаграждения на ближайший год не предусмотрено «в связи с возможностями бюджета в условиях изменившейся экономической ситуации», — сообщил Минфин РФ. — Е. М.)

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Бывают у следователей прикормленные адвокаты. Следователь может даже и не просить с него никаких денег, но ему нужны показатели, а серьезный адвокат будет мешать. Тут же, наоборот, адвокат сам может уговорить человека признать свою вину, говоря, что, мол, за признание меньшее наказание. Хотя все знают, что это не так.

Того же Гайзера следователь не мог допрашивать без адвоката, какой-то адвокат нужен, и следователь приглашает защитника, с которым у него «джентльменские» отношения.

Спустя лишь три недели следователь соизволил допустить к Гайзеру адвокатов по соглашению. А до этого под всякими предлогами отпихивал их: «У него уже есть по назначению».

Адвокатское сообщество с этим пытается бороться. Московский совет адвокатской палаты и Федеральный совет установили: если адвокат, которого пригласили по назначению, узнаёт, что есть адвокат по соглашению, и если сам обвиняемый хочет, чтобы его защищал тот, с кем заключено соглашение, адвокат по назначению должен моментально уйти из дела, он не имеет права в нем участвовать. Теоретически следователь вообще должен обратиться не к конкретному адвокату, а в адвокатскую коллегию или в адвокатское бюро, и уже в коллегии или в бюро решат, какого адвоката послать. А на деле следователи притягивают тех адвокатов, с которыми хорошо знакомы, на которых могут рассчитывать.

— Юрий Артемович, а в каких регионах больше случаев, когда следователи не допускают адвокатов по соглашению, а навязывают по назначению?

— Это происходит по всей стране, хотя в столицах такое чаще встречается. Еще следователи пытаются отстранить адвокатов от осуществляемой ими защиты, делая их свидетелями обвинения. Пытаются допрашивать, объяснения брать. Если адвокат оказывается свидетелем по делу, то он уже не может быть защитником, его надо выводить из дела.

Доказательства без сомнения

— Вы говорили, что неоднократно слышали от судей обвинения в том, что вы, дескать, подвергаете сомнению доказательства обвинения. «Но, помилуйте, меня в суд для того и зовут, чтобы я проверял обвинение с точки зрения в том числе добросовестности, доброкачественности…» — сказали вы.

— Спор с судьей возникает именно потому, что я выполняю свой адвокатский долг — защищаю. Вынесенный обвинительный приговор я обжалую. Мне апелляционная инстанция не отвечает по доводам моей жалобы. Я им пишу, что нет состава преступления по таким-то причинам. А они пишут, что «судом не допущено нарушений, влекущих отмену приговора». Это тоже большая проблема, ее я тоже довел до Конституционного суда.

Но часто в апелляции пишут, что адвокат не прав, потому что его жалоба направлена на переоценку доказательств. Что это такое? Почему я должен молчать, если вижу, что доказательства неприемлемые, что их надо признать недопустимыми, — я обязан об этом написать. А они говорят: ты хочешь «переоценивать доказательства».

Ту же Ставицкую судья убрал из процесса именно потому, что она подвергала сомнению добросовестность доказательств обвинения.

(В сентябре 2015 года судья Северо-Кавказского военного суда в Ростове-на-Дону Олег Волков вывел из процесса с участием присяжных заседателей адвоката Анну Ставицкую, мотивируя это тем, что адвокат «вызывала предубежденность у присяжных заседателей к доказательству стороны обвинения, продолжала ставить под сомнение допустимость исследуемого доказательства, подрывала авторитет суда и воспитательное воздействие судебного разбирательства». А в декабре 2014 года судья Чудовского районного суда Новгородской области Александр Щур вынес решение об удалении из зала суда адвоката Дениса Вяткина, который указывал судье на нарушение им регламента заседания. После этого судебные приставы в буквальном смысле вынесли адвоката из зала заседания. — Е. М.)

Вот ввели суд присяжных. Но постепенно их подследственность, их подсудность все больше ужимается. Был известнейший адвокат Плевако (Федор Плевако, 1842—1909 годы. — Е. М.), у него было два замечательных дела, первое — кода он защищал старушку, укравшую жестяной чайник, и второе — пожилого священника, обвиняемого в прелюбодеянии и воровстве.

Про старушку… Прокурор, выступая, сказал, что в России произошло столько сложных событий, но она <Россия> устояла, а старушка посягнула на священную собственность… Плевако: «Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь… Старушка украла старый чайник ценою в 30 копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно…» Присяжные расхохотались и старушку оправдали.

Что касается священника, то Плевако сказал очень коротко: «Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди грехи ваши. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грех?» И присяжные оправдали этого священника.

В наше время этого не может быть. Потому что копеечный чайник в суд присяжных не попадет. Он попадет в наш районный суд, где судья единолично имеет право назначать наказания до 20 лет лишения свободы. Этот несчастный попик тоже не попадет к присяжным.

Адвокат не вправе говорить перед присяжными о процессуальных вещах. Например, есть показания свидетеля, которые были из него буквально выбиты, но я не вправе этого говорить присяжным. А могу только сказать, противоречат эти показания материалам дела или не противоречат. А вот каким способом они получены — ни в коем случае. Потому что я присяжным тем самым открою какие-то тайны. Какие тайны? Что полиция у нас, бывает, выбивает показания?

«С учетом мнения сторон»

— Тамара Георгиевна Морщакова говорила, что ни одно ходатайство адвоката не будет удовлетворено, ни один материал, представляемый им, не будет приобщен к материалам уголовного дела, если на это не согласится сторона обвинения. То есть фактически адвокат лишается возможности использовать аргументы в защиту подсудимого?

— Это тоже серьезнейшая проблема. Доказательством является все то, что собрал следователь. Скажем, протокол допроса — это доказательство. Адвокат может ходатайствовать перед следователем о допросе какого-то человека. Следователь может отказать. Адвокат может опросить этого человека сам, но эти объяснения не будут являться доказательством. В суде адвокат заявляет ходатайство о допросе свидетеля или просит приобщить к делу какую-то справку, из которой следует, что его подзащитный не виновен. Судья обязан спросить мнение обвинения. Если следователь скажет: «Эта справка, неизвестно откуда полученная, там печать некрасивая, я возражаю», — судья, который должен учитывать мнения сторон, может, конечно, удовлетворить ходатайство, а может — с учетом мнения обвинения — и отказать. Чаще всего отказывает.

Это бывает и с заключениями специалистов. Допустим, в деле есть достаточно глупое, неквалифицированное заключение экспертов, неизвестно откуда набранных.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Адвокат находит настоящих уважаемых специалистов и просит заключение на ту же тему, для того чтобы подвергнуть критике заключение эксперта, которое есть в деле. А суд отказывает. Почему? «Потому что этого специалиста вы не предупреждали об ответственности за дачу ложных показаний». Так кто мешает? Он же пришел в суд, пожалуйста, предупредите об ответственности и допросите его. «А вы платили этому человеку?» — «Платил. Потому что каждый труд должен быть оплачен. А ваш эксперт разве без зарплаты работает?» Например, экспертизу по наркотикам осуществляет экспертная служба ФСКН. Это те же офицеры, которые сидят в тех же зданиях федеральной службы, что и следователи, они там же получают зарплату, жилье, это их сотрудники. Что это, если не совершенное безобразие? А когда защита предлагает другого специалиста, ей отказывают, «с учетом мнения стороны обвинения».

— Юристы в последнее время много говорят о том, что в России не установлена юридическая ответственность за противозаконное воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката. Есть ответственность за воспрепятствование журналистской деятельности, сотрудников надзорных органов, а для адвокатов такой защиты — нет.

— Да, такая ответственность должна существовать. Потому что конституционная функция адвокатуры общественно значима не меньше, чем конституционная функция журналистов и следователей. Все посягательства на деятельность адвоката, воспрепятствование нашей профессиональной деятельности должны быть наказаны. Вот следователю захотелось не пустить меня в изолятор на свидание. Почему я должен искать его, бегать за ним, когда он в столовую пошел или где-то с женой своей ругается, ему некогда со мной заниматься. Следователя надо наказывать за такие вещи. Надо наказывать и начальника следственного изолятора, если он не пускает адвоката без разрешения следователя. Свидания не дают, на запросы не отвечают, ходатайства внаглую оставляют без удовлетворения — как в такой ситуации адвокату выполнять свои функции?

«Цена этому опознанию — копейка»

— А государственная программа по развитию адвокатуры, которая должна быть принята в рамках программы «Юстиция», улучшит положение адвокатов?

— В этой программе много хороших вещей, и в том числе обязательная аудиозапись процессов в суде. Это на порядок улучшит возможности защиты. Потому что, когда мы обжалуем приговор, мы вынуждены ссылаться на протокол судебного заседания. А эти протоколы слишком часто фальсифицируют, подгоняют под уже готовый приговор, под обвинительное заключение. Чтобы этого не было, нужно происходящее в судебном заседании объективным образом фиксировать. И объективная система фиксации — это аудиозапись.

В свое время судебному департаменту выделили 10 млрд рублей для установления аудиоаппаратуры. Эти миллиарды были освоены, и даже есть письмо судебного департамента (письмо смотрите здесь — Ред.), в котором сообщается, что все суды России оборудованы аппаратурой для аудиозаписи. Но по закону аудиозапись — это право судьи, а не обязанность. И они, как правило, за редчайшими исключениями отказывают в ходатайствах об официальной аудиозаписи. Говорят: «Записывайте сами». Ну, хорошо, я записал. Но в кассации, в апелляции на это не будут обращать внимания. Потому что мало ли что я записал, надо, чтобы суд удостоверил. А этого нет.

Конечно же, если будет обязательная аудиозапись, судьи не смогут фальсифицировать протоколы, им труднее будет отстаивать правосудность своего приговора.

Тут еще один момент: протокол по ныне действующему закону изготавливается после приговора. То есть, приговор уже вынесен, а они все еще протокол пишут. Судья сидит в совещательной комнате, руководствуется своими черновыми заметками. Естественно, я тоже не имею протокола, я тоже руководствуюсь своими черновыми заметками. И, конечно, у нас какие-то нескладушки возникают. А если протокол будет до судебных прений готов, и мы будем от одного и того же протокола (и судья, и обвинитель, и защитник) отталкиваться, эти разногласия будут погашены. И тогда, конечно, уровень правосудия вырастет.

Есть такие реперные точки в правосудии, на которые можно нажать, и многое встанет на свои места. Это одна из таких точек. Самое главное — это можно легко сделать уже сейчас. И не будет фальсификаций.

— Если сравнивать работу адвокатов в советское время и сейчас, то где выше эффективность?

— На этот вопрос ответ будет неоднозначным. Тогдашнее законодательство и все порядки, конечно, были хуже. В законе не было закреплено настоящей состязательности, как сейчас (если бы сегодня закон соблюдался, то была бы в судах состязательность). Конечно, были фантастические нарушения законов и в те времена. Я с 1962 года в уголовном судопроизводстве, я долго проработал в прокуратуре. Но тогда жуткие нарушения были как исключение. Большинство дел все-таки рассматривалось нормально. А сейчас наоборот: сейчас нормально расследованное и рассмотренное судом дело — это исключение.

Вот недавно писали, что якобы поймали одного из террористов, которые напали на Буденновск. Но есть документы, подтверждающие, что этот человек был в то время в Башкирии, строил детский сад. Его запомнили, потому что он работал на стройке и в свободное время вырезал из дерева игрушки. Однако следователь не принимает этих документов. А чем следователь подтверждает, что это террорист? Видеозаписями и опознаниями. 20 лет прошло! За 20 лет человек так меняется, что цена этому опознанию — копейка. А что такое видеозаписи, мы тоже знаем, какого качества они бывают. Все эти террористы были в масках, в камуфляже, все молодые, одного возраста. Их легко спутать через 20 лет. Значит, доказательства ненадежные. Где гарантия того, что не будет судебной ошибки? Нет этой гарантии…

Картина дня

Не смешите наши магазины. Как обходят санкции в Крыму

«Евреев почти не осталось, но все мы — еврейцы». Почему евреи возвращаются в Биробиджан, а русские уезжают: репортаж Ильи Азара

Волки за дверью. Злобный национализм, антисемитизм, откровенно фашистские лозунги больше не табу в Европе

«Я постараюсь стать посредником между болью людей и властью». Диалог Ксении Собчак и Дмитрия Муратова о Явлинском, Навальном, большой стране и маленьком фейсбуке

Чемпионат мира по футболу пройдет без собак, ларьков и студентов, но с шикарными видами с высоты птичьего полета

Мы в соцсетях

Материалы

Рубрики

Газета

Соцсети

Связь с редакцией

101990, Москва, Потаповский переулок, 3

По вопросам рекламы:

Нашли ошибку?

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter .

Источник: http://www.novayagazeta.ru/politics/70407.html